ИНДИЯ

ВЬЕТНАМ

Главная » Статьи » Индия » Малый Тибет. Ладак

Индия. Малый Тибет. Ладак. Интронизация нового Бакулы Ринпоче

 
Это событие, которое имело чрезвычайную важность для Ладака и для всех учеников прошлого Кушок Бакулы Ринпоче - Лобсанга Тубстана Чогнора, произошло в августе 2010. Ребенок, распознанный как перерожденец прошлого Бакулы - Тубстан Наванг Норбу, был найден несколько лет назад, и теперь, наконец, состоялась торжественная церемония возведения его на трон Бакулы.

Бакула Ринпоче почитается буддийской традицией как воплощение архата Бакулы, то есть одного из великих Шестнадцати архатов, достигших нирваны еще при жизни Будды и взявших обязательство не уходить в, а оставаться в мире для помощи другим.



Прошлого Кушока Бакулу XIX хорошо знали в России, Монголии, Китае, Японии и, конечно, Индии. Лобсанг Тубстан Чогнор родился в 1917 г. в семье короля Ладака. Помимо того, что он стал выдающимся йогином, ведшим очень интенсивную повседневную практику созерцания, и буддийским учителем, передавшим множество учений, прошлый Ринпоче в течение своей жизни смог еще принести пользу целым народам.

Прежде всего, народу Ладака. После того, как Ладак присоединился к обретшей независимость Индии, и на границе Пакистана и Индии в штате Джамму и Кашмир, где как раз находится Ладак, возникли конфликты, Ринпоче как мудрый политический деятель, искусный в замирении конфликтующих сторон, немало сделал для мирного процесса в регионе Джамму и Кашмир. Затем он вошел в правительство Индии, возглавив там комиссию по делам национальных меньшинств, и много десятилетий помогал разным народностям Индии.

В конце 1960-х Ринпоче приехал в Монголию и Россию, став здесь первым буддийским учителем-перерожденцем со времён начала советской власти, и на протяжении многих лет оставался таковым. Он сделался наставником всех оставшихся в живых после репрессий бурятских и монгольских лам, Учителем нескольких хамбо-лам Монголии и Бурятии, не говоря уже обо всех верующих, обожествлявших его.

После перестройки Бакула Ринпоче первым провел службу в Петербургском буддийском храме, возвращенном буддийской общине, и первым посетил Калмыкию и Туву в 1989 г. после официального возрождения там буддизма.

С 1990 по 2000 г. Ринпоче работал государственным послом Индии в Монголии, став там духовным учителем для политических лидеров из разных партий (по свидетельствам работавшего с ним секретаря Сонама Ванчуга), послужив примирению сторон и бескровному осуществлению смены режимов и правительств. Ринпоче посещал самые удаленные степные аймаки, привлекал помощь из-за рубежа и принес невероятно много пользы для монголов. Он чрезвычайно помог возрождению буддизма в целом, а, в частности, создал и открыл буддийский монастырь-университет Петуб в Улан-Баторе, заложив в нем образцовую монашескую общину.

Во все годы своего проживания в Монголии Ринпоче навещал также Пекин. Там у него появились буддийские ученики, и эта община организовывала учения Ринпоче в Пекине каждые два месяца.



Прошлый Бакула Ринпоче скончался в Дели 3 ноября 2003 года. После его ухода из жизни два народа претендовали на возможность перерождения Учителя среди них: это были, конечно, ладакцы, а также монголы (тем более, что и незадолго до смерти, уже очень больной, Ринпоче стремился и настоял, чтобы еще раз посетить Монголию). Для решения этого вопроса были проведены исследования мистических свидетельств, а затем произведено определение самим Его Св. Далай-ламой. Так было предсказано, что Кушок Бакула переродится в Ладаке.



Был назначен поисковый комитет, в который вошли приближенные к прошлому Кушок Бакуле люди - из монастыря Бакулы Петуб (в ладакском произношении Спитук) и, бессменный секретарь прошлого Бакулы и его племянник Сонам Вангчуг. После этого последовал период сбора сведений про всех рождающихся в Ладаке детей, про обстоятельства, связанные с рождением, историй об их родителях и т.д. Поскольку население Ладака не столь велико, это был обозримый процесс, и, наконец, поисковый комитет остановился на нескольких кандидатах. Этим кандидатам провели традиционные «проверки», и затем их имена представили Его Св. Далай-ламе. Одним из кандидатов был ребенок, родившийся в долине Нубра в Ладаке. Именно этот мальчик и был избран Далай-ламой как перерожденец. Это был Тубстан Наванг Норбу.



В настоящее время новому Бакуле идет пятый год, и, согласно плану поискового комитета, была назначена дата интронизации в Ле,[В ладакском языке столица пишется и произносится как Ле. Англичане транскрибировали Leh, что тоже звучит как «Ле», и только в русской кальке с английского название города искаженно стало звучать Лех.] столице Ладака – 12 августа. К этому времени ребенка должны были сначала официально передать из родительского дома в монастырь Бакулы в Нубре (неофициально это произошло уже давно – в прошлом году), затем торжественно перевезти из долины Нубра в Ле. После интронизации планировалось, что Ринпоче поживет в течение года в Ле, а затем отправится на юг Индии, в один из крупнейших тибетских монастырей, чтобы начать там свое образование.



Автор статьи отправилась в Ладак на интронизацию Ринпоче по приглашению г-на Сонама Ванчуга, полученному весной. Спланировав поездку, я въехала в Ладак заранее - из штата Химачал Прадеш на север,по дороге из Манали, через 4 горных перевала: Ротанг, Баралача, Лачаланг, Тагланг (последний из которых второй по высоте в мире -5,359 м).

За десять дней до намеченного торжества я была в Ле, и, оказалось, очень правильно, поскольку на 5 августа была назначена поездка в Нубру группы близких прошлому Ринпоче людей, под предводительством Сонам Вангчуга. Я оказалась приглашена, - и так удалось попасть в долину Нубра, проехать по дороге между прекрасных гор и увидеть юного Ринпоче на его родине.

Мы выехали после полудня, и по дороге Сонам заехал за несколькими участниками «делегации»: это был ученик прошлого Бакулы монгольский монах Тувтэн Церен, пожилой ладакец – личный шофер прошлого Кушок Бакулы и две ладакские женщины – родственницы прошлого Кушок Бакулы. В таком составе мы начали подниматься по дороге, ведущей из долины Ле в долину Нубра, к перевалу Кардунг-ла (считается самым высоким проезжим перевалом в мире - 5.602 м).

Наверху лежал снег – толща больше двух метром, слегка подтаивающая и испускающая ручьи, бегущие через дорогу. Но это все не было удивительным для моих спутников. Однако было удивительным другое – низко лежащие на склонах перевала рыхлые облака, переходящие местами в туман. И за перевалом, стоило нам спуститься в деревню Кардунг, шквалы ветра стали перегонять темные облака ближе, ближе к деревне – пока неожиданно вдруг не разразился ливень.

По реакции местных мальчишек и хозяев кафе, где мы устроили выпить чаю, было понятно, что происходящее событие – в этой деревне невиданное или крайне редкостное. Да, несколько последних ночей и в Ле шли дожди, но здесь не должно было быть никаких дождей, а, в особенности, многочасовых и проливных. Ведь Мансун из Химачала Прадеша не переваливает сюда, за стену гор. Поэтому Ладак столь сух, и его ландшафты всегда сравнивали с лунными ландшафтами. Но, мчась из дер. Кардунг в машине по разливу воды и удивляясь дождю, мы еще не знали, что дождь означал драматические события для Ладака. В долине Нубра тоже бушевала поднявшаяся до уровня моста река Шайок, мы остановились, и ладакцы с тревогой созерцали поток. В главную деревню Нубры Дискит мы прибыли к ночи. Рано утром отсюда должна была стартовать процессия с юным Ринпоче.

С рассветом деревня наполнилась людьми в праздничных одеждах. Многие участвовали в подготовке церемонии и угощения. Сначала монахи и приглашенные гости собрались в монастыре, где Бакулу Ринпоче посадили на троне перед полным залом, - и начались молитвы и т.д. Затем всех перевезли в другое место деревни, где под цветным тентом Ринпоче опять посадили на трон, а всех остальных - рядами перед ним, и началось угощение. Жители деревни подносили монахам и гостям свои лучшие праздничные блюда (три вида лепешек, тушеные овощи - в основном, картофель с чем-то еще, простоквашу и кислый подлив из диких трав, а на сладкое – сушеные абрикосы).

По наблюдению этих первых церемоний мне стало понятно, какую важную роль играе наставник-помощник юного Ринпоче. Это был молодой монах с необычным для ладакца птичьим профилем. Ринпоче поглядывал на него, и садясь на трон, и протягивая ручку, чтобы выхватить из подносимых угощений абрикосы, и соскучившись сидеть на троне.

Наставник выглядел абсолютно невозмутимым, замедленно-спокойным. Я спросила про него у Сонама, - и он рассказал: «Да, это назначенный для Ринпоче старший учитель. А всего есть три учителя. Его имя – Гэн Скара. Он – единственный, кто способен держать Ринпоче в руках».



Сонам и раньше уже рассказывал о ситуациях, в которых юный Бакула проявлял себя как очень независимый, не по-детски смелый с людьми (особенно имея в виду ладакских детей, всегда скромных и стеснительных со взрослыми). Когда юный перерожденец встретил Сонама впервые, он неожиданно обратился к нему точно так же, как обращался старый Бакула: «Ванчуг!» А ведь никакие дети не обращаются к взрослым в Ладаке просто по имени, не добавляя слов «дядя» или «господин».

Еще про Гэн Скару. Сонам , смеясь, рассказал: как-то Ринпоче позвонил Сонаму в Дели, и на вопрос, все ли хорошо, ответил: «Нет. Не все хорошо! Все – кроме Гэн Скары. Заберите его от меня!» На расспросы Сонама, может, забрать кого другого из монахов-учителей, мальчик восклицал: «Нет! Их не надо! Только Гэн Скару!»

 
Это как раз и означало, что все другие монахи были просто мягки и покладисты с Ринпоче, и он мог из них «веревки вить». Так что все основное воспитание, получалось, держалось на этом умном твердом наставнике. В связи с разговором Сонам поделился со мной своей заботой: самое главное для всех Ринпоче – воспитание и образование! Без этого может оказаться невозможным вырастить перерожденца личностью таких масштабов, которые соответствовали бы прошлому Бакуле.

После церемоний в долине Нубра, наконец, машина с Ринпоче, а вослед за ней машины с «провожающими» тронулись по дороге наверх. Везде, где дорога проходила через селения, вдоль обочины стояли жители деревень всех возрастов: с белыми шелковыми шарфами «ката», курительными палочками и цветами. Народ провожал своего Ринпоче, который впервые покидал родную Нубру.

Что удивительно, - многие машины процессии были открытыми грузовиками, и в них ехали группы людей, одетых в лучшие одежды. В случае ладакских женщин эти одежды включали перак – головной убор с «ушами», из каракуля, обшитого массивными камнями бирюзы, составляющими целые состояния, сокровищницы семей. Люди пели песни и играли на национальных музыкальных инструментах. Я посчитала машины, выстроившиеся в длинную линию по горной дороге, - их было около сотни.

В толпах людей, окружавших юного перерожденца, совсем незаметными были скромно одетые в темные традиционные платья, с цветными поясами, молодые женщина и мужчина, ехавшие в одной из машин, затесавшихся во второй десяток посреди процессии. Лишь хорошо знавшая этих людей сестра Сонама показала мне: «Вот! Это – родители Ринпоче».

Вся дорога до ладакской столицы была праздничным шествием – с остановками на угощение, которое подносили крупные деревни. На остановках люди собирались вокруг машины, где ехал Ринпоче, и любовались мальчиком Бакулой, просили благословений.

Только в конце пути, уже вблизи от Ле, нас настигли трагические новости про сошедшие в результате дождей сели, - про разрушенные дома и погибших людей. В город процессия въехала не по главной дороге, как планировалось. Главная дорога была повреждена.

План проезда по Ле изменили, - учредители тотчас же отменили торжественную встречу с участием глав города. Решено было ехать прямо в монастырь Петуб, минуя, по возможности, Ле. Но жители Ле все равно стояли вдоль дороги, - хотя машины ехали и не по плану. Люди стояли там со слезами и одновременно улыбками на лицах. Это было удивительное зрелище. Видно было, что плакали те, чьи семьи пострадали в прошедшую ночь. Однако они все равно пришли на дорогу, потому что хотели видеть юного Ринпоче и радовались его прибытию в столицу.

Организационный комитет собрался в тот же день в Петубе, чтобы принять решение, что делать с планами интронизации. В итоге, решили сохранить дату, не переносить торжество на другое время, но сократить масштабы празднования, сделать его скромным. Еще, оставался открытым вопрос, смогут ли добраться на церемонию гости из-за границы. Ходили слухи, что аэропорт поврежден. К счастью, это было не так. Напротив, аэропорт смог ввести дополнительные рейсы из Ле в Дели, чтобы туристы, испуганные стихийными бедствиями, и пострадавшие покинули Ладак.



В оставшиеся до торжества дни я посетила юного Ринпоче в монастыре. Оказалось, он уже обзавелся друзьями – в двух древних комнатах, традиционных апартаментах Кушок Бакулы, бегали трое мальчишек в монашеских одеждах. Друзья были немного постарше самого Ринпоче – года на 3-4, но сразу бросалось в глаза, что это он верховодил во всей компании, придумывал какие-то игры, командовал, когда бежать и когда стоять.

Я подарила ему русскую книгу о прошлом Драгоценном (Ринпоче) Бакуле и две коробки со сластями разных сортов: индийскими и европейскими пирожными. Ринпоче бросил один взгляд на фотографии в книге, быстро ответил Сонаму на вопрос, понимает ли он, о ком эта книга, - и занялся коробками. Сначала была моментально развязана одна коробка, - юный Бакула действовал решительно и очень по-деловому. Открыв коробку, он выхватил из середины затейливо свитую в узор красивую сласть и, не глядя, сунул ее в руку стоявшему рядом другу, а затем набил рот сам чем-то подобным. После того, как первая коробка была исследована за пять минут, он сбегал в другую комнату, появился с еще одним другом, теперь ситуация повторилась с другой коробкой и двумя друзьями.

Когда я рассказала Сонаму о том, что видела, он подтвердил мне, что Ринпоче выказывает всегда именно такую страсть к отдаче – передает другим подаренные ему вещи, еду. Позднее я видела то же с игрушками, - все маленькие друзья-монахи играли с новыми подарками, а Ринпоче порывисто «организовывал их», сам не слишком интересуясь игрушками.

12 августа в Петубе состоялась церемония «возведения на трон». Началась она с 7 часов утра.

Среди званых гостей были еще два человека из России - прибыли представитель Буддийской традиционной Сангхи России Санжей-лама и Долма Шагдарова, в советское время проработавшая много лет в Центральном духовном управлении буддистов, Отдела по связям с религиозными организациями, - она знала прошлого Бакулу Ринпоче на протяжении десятилетий.

фото с Сонамом Ванчугом, монгольским
монахом Тувтэн Цевеном и членом
китайской делегацииИз Монголии присутствовали три человека, двое – монахи монастыря Бакулы Ринпоче в Улан-Баторе: Тувтэн Церен и Тувтэн Цевен, директор монастырской школы. Из Китая прибыла делегация 11 человек. Японию представляла одна монахиня.

Утренняя церемония состоялась во внутреннем зале монастыря, туда поместились только специальные гости – монахи и миряне. Самым высоким гостем среди монахов был Гандэн-типа, глава школы Гелуг, - Ризонг Ринпоче (он был связан с прошлым Кушок Бакулой, и именно он в настоящее время выступает как главное ответственное лицо по обучению юного Бакулы Ринпоче). Также присутствовали высокие ламы разных школ и главы разных буддийских институций. В зале монастыря юному Ринпоче требовалось просидеть на троне, слушая молитвы, принимая официальные подношения, давая шнурки с благословениями, на протяжении почти четырех часов.
Наблюдая за ним, я была впечатлена и тем, как мальчик смог справиться, и еще раз его наставником. На самый конец, когда юный Бакула уже изнемогал, Гэн Скара оставил какой-то отложенный подарок – маленькую подзорную трубу (или микроскоп), и эту чудесную вещь исподволь стал показывать Ринпоче, когда тот уже готов был бежать прочь со своего трона.

В итоге, все прошло образцово. Похоже, собравшиеся остались довольны Ринпоче. (Хотя Сонам и объяснял мне, что все- таки Ринпоче пока еще слишком юн для такой церемонии, и правильнее было бы назначить ее на срок в 2-3 года позже).

Однако, когда казалось, все кончено, и званых гостей повели наверх в комнаты Ринпоче, где было предложено угощение, для самого Ринпоче все началось сначала, - и теперь в иных масштабах. Его вывели во двор монастыря, переполненный народом, и опять усадили на трон. Теперь весь этот шумящий, подталкивающий друг друга народ стал выстраиваться в своем хаосе в нечто, подобное очереди, и проходить мимо трона за благословениями. Мы сверху могли рассматривать двор монастыря в окно, и было видно, что монгольский монах Тувтэн Церен занял там «пост» охранника Ринпоче – в подмогу Гэн Скаре: он распределял проходящих людей, следил за процессом, выдавал благословленные шнурки.

Еще несколько часов во дворе монастыря, - и, наконец, торжественная церемония завершилась. А за эти часы званые гости, среди которых находилась и я, встречались с руководством монастыря, говорили речи, общались, и в конце почувствовали тепло родства, объединенные своим единым отношением к Учителю Бакуле Ринпоче. И все торжественное событие в Петубе для нас закончилось поклонением ступе прошлого Бакулы - Лобсанга Тубстана Чогнора.

Специально ради гостей монахи Петуба открыли закрытый обычно зал, где помещается большая, в рост человека, серебряная ступа с прахом от кремации Кушока Бакулы. Стоя перед ступой, мы все еще раз вспомнили выдающуюся личность прошлого Бакулы, как мы его знали, каждый со своей стороны. И затем мы покинули монастырь, чтобы разлететься по своим странам, думая про новую жизнь, новую личность Бакулы и неведомый предстоящей ему путь.


Маргарита Кожевникова
mk-site.spb.ru

Фото - Марина Филиппова

Материал о Бакуле Ринпоче смотрите:

http://kailash.ru/c001/383.html

http://kailash.ru/421.html

http://kailash.ru/c001/507.html

http://kailash.ru/c001/532.html





Источник: http://savetibet.ru
Категория: Малый Тибет. Ладак | Добавил: mashalotus (25.11.2010) | Автор: Марина Филиппова
Просмотров: 1042 | Теги: Малый Тибет, Ладак, Индия, Бакула Ринпоче | Рейтинг: 0.0/0
ПРЕДСТАВЛЕНИЕ




Copyright Филиппова Марина © 2020
Бесплатный хостинг uCoz